• Кривошеев
    Сергей Васильевич

    Основатель, управляющий партнер
  • Мы не любим сражаться,
    мы любим побеждать.

    Бернард Шоу
  • Тяпкин
    Павел Ефремович

    Управляющий партнер
  • В профессии адвоката правды не существует.
    Существуют версии.
    И суд в любом случае основывается не на правде,
    а на доказательствах.

    Джоди Пиколт. "Обещание"
  • Клепиков
    Сергей Александрович

    Научный консультант, кандидат наук, доцент
  • Несправедливость не всегда связана
    с каким-нибудь действием:
    часто она состоит именно в бездействии.

    Марк Аврелий
  • Облаков
    Сергей Александрович

    Антикризисный управляющий, консультант
  • Истина не терпит отсрочек.

    Сенека
  • Лаврентьева
    Ксения Ивановна

    ведущий юрист
  • Когда гремит оружие,
    законы молчат.

    Цицерон
  • Законы подобны паутине:
    слабого они запутывают,
    а сильный их прорвет.

    Солон
  • Зоркина
    Анна Анатольевна

    Директор
  • Незнание закона не освобождает от ответственности.
    А вот знание нередко освобождает.

    Станислав Еже Лец
  • Я могу быть не согласным с Вашим мнением,
    но я готов отдать жизнь
    за Ваше право высказывать его.

    Ф.Вольтер
  • Кузьмина
    Анна Валерьевна

    юрист
  • Благо народа -
    высший закон.

    Цицерон
  • Гражданский процесс есть
    одно применение логики
    к разрешению данного случая.

    Готфрид Вильгельм Лейбниц
  • Храни порядок,
    и порядок сохранит тебя.

    Римская мудрость
  • Зоркина
    Анна Анатольевна

    Директор
  • Ложь можно опровергнуть
    непреложными фактами.

    Лукреций
  • Лаврентьева
    Ксения Ивановна

    ведущий юрист
  • Право есть возможность
    делать то, что справедливо

    Готфрид Вильгельм Лейбниц
  • Бабкин
    Владислав Викторович

    юрист
  • Минин
    Геннадий Николаевич

    Адвокат, специалист в уголовном праве

О надлежащем ответчике по делам о возмещении вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей

30 Января 2014 Часто в ходе исполнительного производства судебные приставы-исполнители совершают незаконные действия, которые причиняют вред гражданам и юридическим лицам. В таких случаях правовым основанием для возмещения причиненного вреда являются нормы, содержащиеся в ст. 16 и ст. 1069 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ), согласно которым, вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования. При этом возникает вопрос, какой государственный орган должен быть привлечен в качестве ответчика к участию в судебном процессе по делу о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями судебного пристава-исполнителя? Ответ на этот вопрос содержится в ст. 1071 ГК РФ, в соответствии с которым:

«В случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с пунктом 3 статьи 125 настоящего Кодекса эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина».

Следовательно, исходя из этой нормы, ответчиком по искам о возмещении вреда, причиненного в результате незаконных действий должностных лиц государственных органов, по общему правилу, является Министерство финансов Российской Федерации. Исходя из этого, суды общей юрисдикции и арбитражные суды надлежащим ответчиком по иску о возмещении вреда, причиненного в результате незаконных действий судебного пристава-исполнителя, признавали этот государственный орган. Так, например, в постановлении от 20 октября 1999 года по делу №Ф09-1374/99-ГК Федеральный арбитражный суд Уральского округа прямо указал, что: «…судом сделан правильный вывод о том, что причинный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, от имени которой на основании ст. 1071 ГК РФ выступает Министерство финансов РФ» (см. также: постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 21 декабря 1999 года по делу №Ф04/2745-55/А02-99, постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 12 октября 1999 года по делу №Ф04/2129-585/А03-99).

Однако в ст. 1071 ГК РФ содержится оговорка, что от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с п. 3 ст. 125 ГК РФ эта обязанность не возложена на другой государственный орган. Согласно п. 3 ст. 125 ГК РФ: «В случаях и в порядке, предусмотренных федеральными законами, указами Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации, нормативными актами субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, по их специальному поручению от их имени могут выступать государственные органы, органы местного самоуправления, а также юридические лица и граждане».

1 января 2000 г. вступил в силу Бюджетный кодекс РФ (далее — БК РФ). Этот нормативный правовой акт стал тем федеральным законом, который возложил обязанность выступать от имени казны на другой государственный орган. Так, в п. 10 ст. 158 БК РФ установлено:

«Главный распорядитель средств федерального бюджета, бюджета субъекта Российской Федерации, бюджета муниципального образования выступает в суде соответственно от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования в качестве представителя ответчика по искам к Российской Федерации, субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию:

о возмещении вреда, причиненного физическому или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, по ведомственной принадлежности, в том числе в результате издания актов органов государственной власти, органов местного самоуправления, не соответствующих закону или иному нормативному правовому акту».

Таким образом, надлежащим ответчиком по иску о возмещении вреда, причиненного в результате незаконных действий должностных лиц государственных органов, должен быть тот распорядитель средств федерального бюджета, к которому подведомственен государственный орган, действия должностного лица которого обжалуются.

Долгое время судебная практика исходила из того, что главным распорядителем средств федерального бюджета, к которому подведомственна служба судебных приставов, является Министерство юстиции Российской Федерации. Так, например, Федеральный арбитражный суд Московского округа в Постановлении от 18 февраля 2004 г. по делу №КА-А40/399-04 прямо указал: «…арбитражный суд пришел к правомерному выводу о том, что по иску о взыскании убытков, причиненных незаконными действиями судебного пристава-исполнителя, ответчиком должен выступать Минюст России как главный распорядитель средств федерального бюджета, в структуру которого входит Служба судебных приставов-исполнителей». Аналогичный вывод содержится и в других судебных актах, в частности, в постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 7 мая 2003 г. по делу №КА-А40/2438-03, постановлении Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16 сентября 2004 г. по делу №А29-8527/2003-3э. Суды исходили из того, что в приложении №11 к ФЗ РФ «О бюджетной классификации Российской Федерации» 15 августа 1996 г. №115-ФЗ в качестве распорядителя средств федерального бюджета не была указана служба судебных приставов, а было указано только Министерство юстиции Российской Федерации.

Однако Федеральным законом от 23.12.2004 г. №174-ФЗ данное приложение было отменено, а ФЗ РФ «О бюджетной классификации Российской Федерации» был дополнен приложением №11.1, в котором в качестве распорядителя средств федерального бюджета указано не только Министерство юстиции Российской Федерации, но также и Федеральная служба судебных приставов.

Кроме того, согласно ст. 4 ФЗ РФ «О бюджетной классификации Российской Федерации»:

«Ведомственная классификация расходов федерального бюджета является группировкой расходов федерального бюджета и отражает распределение бюджетных средств по главным распорядителям средств федерального бюджета».

В Ведомственной структуре расходов федерального бюджета на 2006 г., являющаяся приложением №10 к Федеральному закону «О федеральном бюджете на 2006 год», Федеральная служба судебных приставов выделена в качестве главного распорядителя средств федерального бюджета. Более того, в ч. 8 п. 6 Положения о Федеральной службе судебных приставов (утв. Указом Президента РФ от 13 октября 2004 г. №1316) прямо предусмотрено, что Федеральная служба судебных приставов:

«осуществляет функции главного распорядителя средств федерального бюджета, предусмотренных на содержание центрального аппарата ФССП России и территориальных органов, а также на реализацию возложенных на нее функций».

Отсюда следует, что надлежащим ответчиком по иску о возмещении вреда, причиненного в результате незаконных действий судебного пристава-исполнителя, является Федеральная служба судебных приставов как главный распорядитель средств федерального бюджета.

Анализ судебной практики показал, что суды в целом правильно начали определять надлежащего ответчика и привлекать к участию в судебном процессе Федеральную службу судебных приставов. Например, Федеральный арбитражный суд Московского округа в постановлении от 19 мая 2006 г. по делу №КГ-А40/930-06-П отклоняя довод Федеральной службы судебных приставов относительно того, что по искам о возмещении вреда отвечает Минфин России, отметил: «Суд апелляционной инстанции, изменяя решение и взыскивая спорные денежные средства с ФССП России за счет казны Российской Федерации, правильно исходил из п. 10 ст. 158 Бюджетного кодекса РФ, согласно которому в суде от имени казны Российской Федерации по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями (бездействием) соответствующих должностных лиц по ведомственной принадлежности, выступает главный распорядитель средств федерального бюджета. Главным распорядителем средств Федерального бюджета для Службы судебных приставов является федеральная служба судебных приставов (Приложение 11.1 к Федеральному закону «О бюджетной классификации Российской Федерации» от 15.08.96 №115-ФЗ в редакции от 23.12.04 №174-ФЗ)». Далее, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа в постановлении от 01 августа 2005 года по делу №Ф03-А73/05-1/2332 указал: «На основании Указа Президента РФ от 13.10.2004 №1316 ФССП России осуществляет функции главного распорядителя средств федерального бюджета, предусмотренных на содержание центрального аппарата ФССП России и территориальных органов, а также на реализацию возложенных на нее функций.

В этой связи апелляционная инстанция арбитражного суда, установив наличие состава правонарушения в действиях судебного пристава-исполнителя, правильно применив указанные нормы права, обоснованно взыскала ущерб с ФССП России, отказав в иске к Минфину РФ». (См., также: Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 13 сентября 2005 года по делу №Ф03-А04/05-1/2534; Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 29 марта 2006 года по делу №Ф08-757/2006.)

Однако, к сожалению, не все суды учли изменения в действующем законодательстве и в судебной практике можно встретить примеры того, как суды ошибочно привлекают в качестве ответчика Минюст РФ или даже Минфин РФ. В частности, Федеральный арбитражный суд Московского округа в постановлении от 15 декабря 2005 г. по делу №КГ-А40/12497-05 пришел к такому выводу:

«Оспаривая решение, Минфин РФ факта причинения истцу убытков действиями судебного пристава-исполнителя не отрицает, однако считает, что ответчиком по данному делу должна быть Федеральная Служба судебных приставов — как главный распорядитель средств федеральной бюджета.

При вынесении решения суд правильно применил ст. ст. 1064, 1069, 1071 ГК РФ, предусматривающие, что причиненный незаконными действиями должностных лиц вред подлежит возмещению за счет казны соответствующего уровня. В данном случае от имени казны РФ в качестве ответчика выступает Минфин РФ».

Подводя итог изложенному, можно отметить, что на сегодняшний день, при обращении в суд с иском о возмещении вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, истцам в качестве ответчика необходимо привлекать Федеральную службу судебных приставов России.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ



ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 декабря 2009 г. N 5-Г09-126



Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего — Кнышева В.П.,
судей — Горшкова В.В., Гетман Е.С., при секретаре Минье О.А.
рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению П. к Управлению Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации о признании Управления Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в г. Москве ответственным за причиненный вред, признании незаконными действий (бездействий) службы судебных приставов-исполнителей и суда по взысканию долга с должника товарищества с ограниченной ответственностью «Надежда — Инжпрод», взыскании с Федеральной службы судебных приставов компенсации за вред, причиненный незаконными действиями (бездействиями) и компенсации морального вреда за счет казны Российской Федерации в размере 40616600 неденоминированных рублей по частной жалобе П. на определение судьи Московского городского суда от 30 июня 2008 г., которым в принятии заявления П. отказано.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав объяснения П., поддержавшего доводы частной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

установила:

П. обратился в Московский городской суд с заявлением к Управлению Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации о признании Управления Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в г. Москве ответственным за причиненный вред, признании незаконными действий (бездействий) службы судебных приставов-исполнителей и суда по взысканию долга с должника товарищества с ограниченной ответственностью «Надежда — Инжпрод», взыскании с Федеральной службы судебных приставов компенсации за вред, причиненный незаконными действиями (бездействиями) и компенсации морального вреда за счет казны Российской Федерации в размере 40616600 неденоминированных рублей, ссылаясь на то, что 15 декабря 1995 г. Коптевским районным судом г. Москвы вынесено решение о взыскании с ТОО «Надежда — Инжпрод» в его пользу 40616600 рублей. На основании указанного решения П. выдан исполнительный лист, который передан в службу судебных приставов-исполнителей. Однако, на момент обращения в Московский городской суд взысканная по решению суда сумма П. не получена. Неполучение указанной суммы вызвано, по мнению заявителя, бездействием Коптевского районного суда г. Москвы, который должен был принять меры по обеспечению иска и наложить арест на расчетный счет ответчика. Впоследствии ответчик обанкротился и на его счетах отсутствуют денежные средства, что делает невозможным произвести взыскание.
Определением судьи Московского городского суда от 30 июня 2008 г. в принятии заявления П. отказано в связи с тем, что указанное заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства.
Определением судьи Московского городского суда от 16 ноября 2009 г. П. восстановлен срок на подачу частной жалобы на определение судьи Московского городского суда от 30 июня 2008 г.
В частной жалобе П. ставит вопрос об отмене определения судьи Московского городского суда от 30 июня 2008 г. по мотиву его незаконности.
Проверив материалы дела, изучив доводы частной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит определение судьи Московского городского суда подлежащим отмене по следующим основаниям.
В статье 26 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определяющей подсудность дел верховному суду республики, краевому, областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области и суду автономного округа, приведен перечень категорий гражданских дел, рассмотрение которых относится к подсудности названных судов Российской Федерации.
Заявленные П. требования в перечень категорий гражданских дел, определенный ст. 26 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не входят.
В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон.
Отказывая П. в принятии заявления, судья исходил из того, что имеется вступившее в законную силу решение Пресненского районного суда г. Москвы от 12 мая 2008 г. между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.
Указанный вывод судьи не подтверждается материалами дела, решение Пресненского районного суда г. Москвы от 12 мая 2008 г. в материалах дела отсутствует.
Как усматривается из заявления, поданного в Московский городской суд, П. просил, в том числе признать незаконными действия (бездействия) службы судебных приставов-исполнителей и суда по взысканию долга с должника ТОО «Надежда — Инжпрод», взыскать с Федеральной службы судебных приставов компенсацию за вред, причиненный незаконными действиями (бездействиями) и компенсацию морального вреда за счет казны Российской Федерации в размере 40616600 неденоминированных рублей.
В заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации П. пояснил, что решением Пресненского районного суда г. Москвы от 12 мая 2008 г. ему разъяснено, что в случае если он полагает, что вред причинен в результате незаконных действий (бездействий) органов правосудия, он вправе обратиться с исковыми требованиями о возмещении вреда за счет казны Российской Федерации к Министерству финансов Российской Федерации. По вопросу компенсации вреда, причиненного действиями (бездействиями) судебных приставов-исполнителей следует обращаться с исковым заявлением к Федеральной службе судебных приставов России в г. Москве.
При вынесении определения об отказе в принятии заявления судья указанные обстоятельства не учел и не проверил, оценку им не дал.
По изложенным основаниям определение судьи Московского городского суда от 30 июня 2008 г. нельзя признать законным и обоснованным, поэтому оно подлежит отмене, а вопрос следует передать на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
Руководствуясь ст. ст. 373, 374 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

определение судьи Московского городского суда от 30 июня 2008 г. отменить, передать вопрос на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Возврат к списку


Мы входим в ассоциации

Адвокатская Палата Города Москвы